Плюсы и минусы: как занимаются сексом пары с разными ВИЧ-статусами

дискордантные

«ВИЧ-статус – это всего лишь один из аспектов наших многогранных отношений, это не препятствие для удовольствия и исполнения сокровенных желаний»

Для многих людей положительный ВИЧ-статус – абсолютное препятствием к сексу. Возможное ВИЧ-инфицирование большинство людей воспринимает как конец сексуальной жизни, в свою очередь большинство ВИЧ-отрицательных людей не рассматривают для себя какие-либо виды физической близости с инфицированным партнером.

В то же время люди, живущие с ВИЧ, – это люди, живущие полной, долгой жизнью с хроническим, но управляемым заболеванием. Они желают и заслуживают любви и близости, как и все остальные, а сами отношения могут служить для них лучшей мотивацией к терапии.

Конечно, не исключены случаи, когда человек выбирает партнера с таким же ВИЧ-статусом. Однако, «смешанные пары» тоже очень распространены: только США живут по меньшей мере 140 тысяч серодискордантных пар. В тех странах, где ВИЧ особенно распространен, более 3% всех пар являются серодискордантными, и две трети ВИЧ-позитивных людей находятся в таких отношениях.

Для таких пар не существует единой стратегии касательно интимной близости. Иногда партнеры соглашаются только на эмоциональную близость, или возможно, ведут полигамные отношения, занимаясь сексом с другими партнерами. Некоторые выбирают секс без проникновения, или всегда используют презервативы. Однако тезис «неопределяемый = непередающий» находит все больше подтверждений, а секс с ВИЧ-положительным партнером, имеющим неопределяемую вирусную нагрузку, считается более безопасным, чем секс с человеком, не уверенным в своем статусе.

Новые возможности для близости в серодискордантной паре открыл профилактический прием препаратов (PrEP), снижающий риск передачи ВИЧ на 99%. Пары могут совмещать и подбирают стратегии защиты в зависимости от своей сексуальной активности и привычек.

Серодискордантная немоногамная пара рассказала интернет-изданию VICE о том, как чувствовать себя свободнее в интимной близости в «смешанных» отношениях.

Василиос Папапициос: Я стал ВИЧ-положительным, когда мне было 19 лет. Сейчас мне 28 и только сейчас я стал открыто говорить о своем статусе. Я жил в Северной Каролине – очень нетолерантном штате, который только в 2019 году утвердил программу профилактики ВИЧ у наркопотребителей. Тогда, из-за существующей стигмы, мне было гораздо проще представить себе отношения или просто случайный секс исключительно с ВИЧ-положительным партнерами.

Элайджа МакКиннон: Я из Сан-Франциско. Я выросла в довольно либеральной семье, в которой свободно говорили о сексе и различных инфекциях, передаваемых половым путем, включая ВИЧ. Мои родители состоят в открытых отношениях, а некоторые мои родственники умерли от СПИДа. У меня много ВИЧ-положительных друзей и они до сих пор живы. Для меня было сюрпризом, что некоторые люди стараются не говорить о своем статусе. Я знала, что я должна контролировать собственный статус и понимать, как лучше защитить себя. Я имею в виду не только ИППП, но и психическое и эмоциональное здоровье. Я никогда не думала о серодискордантных отношениях как о чем-то запретном. Один из моих первых молодых людей был ВИЧ-положительным, именно тогда я узнала о PrEP. Мне было 19 или 20 лет, когда FDA одобрило профилактический прием препаратов. Поначалу я была скептически настроена, но участие в исследовании PrEP с большим числом добровольцев и результаты, показавшие значительное снижение случаев ВИЧ-инфекции, изменили мое отношение. Вступая в дискордантные отношения у меня более не было никаких страхов и барьеров.

В: Незадолго до того, как я встретил Эли в конце 2016 года, я жил в Нью-Йорке. Это была непривычная для меня среда, в которой людям просто не было дела до моего статуса. Точно также как быть геем, быть ВИЧ-позитивным не было чем-то экстраординарным, и я почувствовал свободу быть собой. После переезда в Чикаго я впервые стал открыто рассказывать о своем ВИЧ-статусе. Я был встречал людей, которые принимали PrEP или знали о нем. В течение года или двух я имел неопределяемую вирусную нагрузку, и это помогло мне побороть страхи и стигматизацию самого себя. Мой мир расцвел. Я смог позволить себе близость, любовь и секс так, как не мог раньше.

Э: Я встретила Василиоса во время выступления для квир-людей, живущих с хроническими заболеваниями. Я знала, что они ВИЧ-положительны.

В: Я знал, что она принимает PrEP. Эли помогала в разработке PrEP4Love – кампании по повышению осведомленности о PrEP среди чернокожих геев, гетеросексуальных чернокожих женщин и чернокожих транс-женщин, она снималась для рекламных фото. Она знала, что я художник и poz-активист [поддерживающий права ВИЧ-позитивных людей].

Э: Я чернокожая, квир- и небинарный человек.

В: У нас открытые отношения. Я понимаю, что есть другие ИППП, от которых не защищает прием PrEP. Для меня PrEP – это скорее средство, чтобы успокоить свою психику, он позволяет нам не воспринимать акт интимной близости, как нечто страшное. В любом случае я понимаю риски и мы оба используем презервативы, когда это нужно.

Э: Есть много инструментов, о которых люди не знают, когда занимаются сексом. Номер один – это количество партнеров и умение общаться с ними. Это позволяет вам получать такой сексуальный опыт, какой вы хотите. Конечно, существуют презервативы и PrEP, но есть и роли в сексе: принимающий партнер рискует больше. Есть и практики без проникновения. Мы открыты в обсуждении наших отношений. Единственная вещь, которую действительно изменили наши разные ВИЧ-статусы – это вовлеченность в здоровье друг друга. Это не только контроль количества CD4 [лимфоцитов], но и интерес к эмоциональному состоянию друг друга и даже к питанию.

В: Я думаю, много уроков мы извлекли из нашего прошлого опыта, и мы дополняем друг друга.

Э: Примерно год назад мне задавали много вопросов. Не страшно ли мне? Не проще ли найти себе ВИЧ-отрицательного партнера? Я даже не задумывалась над ними. Множество людей из-за страха и стигмы до сих пор не знают не только о серодискордантных отношениях, но и в счастливых, квир- и альтернативных отношениях вообще. Если бы мы оба имели одинаковые статусы, нам задавали бы те же самые вопросы, например, каково это быть в отношениях с партнером другой расы? ВИЧ-статус – это всего лишь один из аспектов наших многогранных отношений, это не препятствие для удовольствия и исполнения сокровенных желаний.

Комментировать

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *